Эта специфика определила и функциональное построение здания: все комнаты пациентов с огромными окнами обращены на юг.
Во всех помещениях – высокие потолки, много света, воздуха…

Широкие просторные коридоры вымощены красивой метлахской плиткой.
В коридор выходят все двери комнат пациентов.

Этажи здания соединяет главная парадная лестница с огромными окнами, за которыми - старые сосны санаторного парка.
На втором и третьем этажах – гостиные для отдыха и досуга. Здесь же кабинеты постовых медицинских сестер.
Здесь же кабинеты врачей и процедурные кабинеты…Кабинет старшей медсестры
На первом этаже:лаборатории и кабинеты: рентгеновский , аэрозольный,кабинет функциональной диагностики
На первом этаже и большой обеденный зал, с хорами, с огромными окнами, - сохранивший первозданную красоту, созданную искусством зодчего…
За обеденным залом – кухня, оснащенная новой современной техникой для приготовления пищи…
На первом этаже – зал отдыха и досуга пациентов…

Вы видите современные фотографии уникального исторического здания. Так выглядит оно после недавнего капитального ремонта и реставрационных работ. Возведенное более ста лет назад, строение это и сегодня может служить образцом при проектировании и строительстве лечебных учреждений подобного рода.
В наши дни бывший «Новый Александровский корпус» «Императорской санатории» находится под охраной государства и считается памятником архитектуры Федерального значения… Но это не только памятник архитектуры, но и истории отечественной медицины. «Императорская санатория» не ограничивалась только лечением больных. В ней велась широкая научная работа по специальным вопросам туберкулеза. Здесь существовал «институт врачей-практикантов», где практика давала возможность углубленно изучать санаторное лечебное дело…

В 1916 году, отмечая 25-летие существования «Императорской санатории», главный врач ее – Иван Григорьевич Габрилович говорил о благотворительном характере лечебницы, где бесплатное лечение предоставлялось больным всех сословий: «Являясь первой санаторией в России по времени, она и до сих пор, – подчеркивал Иван Григорьевич, - остается единственной народной Санаторией нашего Отечества…»